17.04.2021

Тень «старого Фрица»

Для многих актеров сыграть роль Гамлета — вершина артистического мастерства. Даже блистательная Сара Бернар «короновалась» этой ролью (хотя по гендерным признакам, казалось бы, вовсе не подходила на нее). Соответственно, среди литераторов написать что-то, хоть в чем-то сопоставимое с «Принцем датским» — это забраться в заоблачную высь литературы.

Но что если это будет не выдумка, а самая настоящая драма, сыгранная в жизни? Весь мир — театр, а люди в нем — актеры…

ЕСТЬ У РЕВОЛЮЦИИ НАЧАЛО…

В 1792 г. революционная Франция стояла перед нелегкими испытаниями. В стране была смута, царили обычные в подобные времена подозрительность и террор. А тут еще прусско-австрийская интервенция, инспирированая французскими роялистами.

Французская армия была довольно многочисленна, однако плохо вооружена и мало обучена. Прусскую армию возглавлял бывалый генерал Карл Вильгельм Фердинанд, герцог Брауншвейгский, племянник покойного прусского короля Фридриха Великого («старого Фрица»). 2 сентября пруссаки взяли Верден (комендант крепости полковник Бурепор застрелился от безысходности) и двинулись к Парижу. Им навстречу выдвинулась французская армия во главе с генералом Франсуа Каллерманом. 20 сентября он остановил врагов на позициях между селениями Сен-Менегу и Вальми. У французов был перевес в людях (47 тысяч французов против 35 тысяч пруссаков и их союзников) и в артиллерии. Но прусскаки были ветеранами войн «старого Фрица», и на их стороне было качественное преимущество.

Однако, проведя только две не очень энергичные атаки, пруссаки отказались от дальнейшего штурма, и все свелось к артиллерийской перестрелке (сражение известно также, как «канонада при Вальми»). Потери сторон оказались незначительными: французы потеряли около 300 человек, а их противники — 184 человека.

Гете, бывший свидетелем боя, пророчески сказал своим своим товарищам, прусским офицерам: «С этого места и с этого дня берет начало новая эра в мировой истории».

Политические результаты «канонады при Вальми» оказались просто фантастическими: уже через 10 дней прусские войска вместе со своими союзниками без единого выстрела покинули территорию Франции. Роялисты на чем свет стоит проклинали герцога Брауншвейгского, но сделать ничего не могли.

Это было чудо! На генерала Каллермана градом посыпались награды: он стал президентом Сената, почетным маршалом Франции и возведен в герцоги де Вальми (этот титул он передал наследникам). Но это будет позже, при Наполеоне, а в 1792 г. его… отдали под суд за то, что он не преследовал отступавших пруссаков (к счастью — оправдали).

Историки долго гадали, чем было вызвано такое решение герцога Брауншвейгского. Предполагали, что он опасался больших потерь; что прусская армия срочно понадобилась для проведения очередного раздела Польши; что между Пруссией и Австрией обострились политические противоречия, и это вызвало потребность в возвращении армии, и т. д. и т. п.

Все это так. Однако у герцога была еще одна уважительная причина спешно покинуть Францию: так ему приказал …дядюшка Фриц!

МИСТИКА, ДА И ТОЛЬКО!

Еще будучи в Вердене, Карл Вильгельм Фердинанд совмещал командование вверенными ему войсками со светской жизнью. И вот на одном балу к герцогу подошел некий дворянин, весь в черном, и, наклонившись к уху прусского генерала, шепнул ему пароль ордена розенкрейцеров.
Тут надо сказать, что герцог был членом этого ордена, и вообще, был весьма подвержен мистике. Неизвестный предложил герцогу удалиться в один из покоев верденского замка, что тот и сделал.

В полутемной комнате, где горел лишь камин, незнакомец куда-то исчез, зато перед Карлом возник… его покойный дядюшка. Глухим загробным голосом он обратился к изумленному герцогу Брауншвейгскому. «Оставшиеся бездомными и нищими французские роялисты обманом втянули тебя и нашу Пруссию в авантюру с Францией. Зачем тебе эта война? Авантюра опасна, и тебе следует немедлено прекратить участие в ней!» — вещал призрак.

Тень «старого Фрица» удалилась, оставив племянника в полной растеренности.

ГЕНИЙ ОДНОЙ ПЬЕСЫ — ТЕАТР ОДНОГО АКТЕРА.

За несколько дней до описываемых событий в дом актера парижской «Комеди Францез» Флери постучал его знакомый, литератор Фабр д’Эглантин. В свое время сей литератор составлял конкуренцию самому Бомарше, но бросил щелкоперство и начал политическую карьеру: стал секретарем министра юстиции Франции Жоржа Дантона и депутатом Конвента. И пришел он к Флери не просто так. Еще до революции актер удачно пародировал прусского короля, и даже те, кто был знаком с королем, утверждали, что Флери как две капли воды похож на «оригинал».

И вот Фабр д’Эглантин снова предлагал Флери сыграть роль «старого Фрица». Естественно, текст он напишет сам.

И Флери согласился на такой «бенефис»!

Революционеры знали о мистических настоениях герцога, и решили на них сыграть. И это им блестяще удалось.

Правда, как говорил Дантон, «революция пожирает своих детей». Через два года и Фабр д’Эглантин, и Дантон угодил на гильотину. А Флери до самой смерти хранил тайну своего выступления в Вердене…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *