«Путин будет цепляться не только за Крым, но и часть Донбасса, иначе он проиграет и потеряет власть», — Пионтковский

Политическая борьба неистребима в любом, даже самом жестко авторитарном обществе (идеология может быть одной, а варианты конкретных политических действий всегда различны).

Только эта борьба происходит не на улицах и не в парламенте, а в узком окружении диктатора или в голове самого диктатора, за влияние на которого борются различные фигуры, пишет для echo.msk.ru журналист Андрей Пионтковский, передает «Диалог.UA».

Кстати, неверно говорить об отсутствии у правящей клептократии какой-либо идеологии. Они уже не просто воры, они теперь воры с дополнительной хромосомой духовности. Воинствующий имперский шовинизм вот уже четыре года безнаказанно расцветает в специально созданных для его внедрения в массовое сознание телевизионных ток-шоу. Он стал в «элитных» кругах самостоятельной силой, влияющей и на мозговые процессы внутри той головы, в которой и происходит реальная российская политика. Более того, я полагаю, что именно идеологический «драйв» верхушки власти сыграл решающую роль в сделанном 25 ноября 2018 года Москвой стратегическом выборе серьезной эскалации в мировой гибридной войне после трехлетней постновороссийской паузы.

Провал блицкрига «Новороссия» – захвата 10–12 областей Украины – был особенно болезнен для Кремля тем, что идеология «Русского мира» была отвергнута большинством русских жителей Украины, оставшихся верными украинскому государству и его европейскому выбору. Ставка на пятую колонну не оправдалась. А на полномасштабную войну с введением регулярной армии ни российское общество в целом, ни значительная часть имперской «элиты» не были готовы.

В апреле 2015 года на страницах газеты Moscow Times появилась установочная статья Фёдора Лукьянова «Путин стремится к мирному сосуществованию с Западом». У Путина, развернувшего в 2014 году в своей крымской речи знамёна сакральной мировой войны, неожиданно возникла, видите ли, хотелка мирного сосуществования. Причина такой перемены настроения первого лица была банальна. Лукьянов исчерпывающе сформулировал ее в самой откровенной фразе своей в целом двуличной статьи: «Для того чтобы поддерживать взращенные ими антизападные настроения в стране на нынешнем уровне, российские власти должны перевести конфликт с Западом на уровень выше, а это слишком опасно и чрезмерно дорого».

Вот как ведь все обернулось! Во-первых, отставляется в сторону стандартная ложь о том, что Россия-де вынуждена была прийти на помощь каким-то доведенным до отчаяния и взявшимся за оружие «шахтерам и трактористам». Нет, конфликт и антизападная истерия были произведены российскими властями, признает автор статьи. И во-вторых, развязав этот конфликт, российские власти, совершили серьезный просчет. Дальнейшее его поддержание, а тем более эскалация стали для них, оказывается, слишком опасным и чрезмерно дорогим предприятием. А ведь кто-то базарил, что для него как для русского человека на миру и смерть красна!

Ничья, которую от имени Путина предлагал Западу его парламентер, предполагала замораживание конфликта и новое холодное мирное сосуществование, кодифицирующее базовые отношения враждебности: Путин не лезет дальше, но обязательно сохраняет не только Крым, но и часть Донбасса. Иначе, сами понимаете, он просто потеряет власть: «Возврат к прошлому невозможен. Решение по Крыму необратимо без того, чтобы не поставить под риск целиком всю политическую модель. Любой откат назад по вопросу поддержки Восточной Украины приведет к серьезным политическим последствиям во внутренней политике и будет в целом воспринят как явное поражение Кремля. Путин категорически отверг саму идею того, что политика России по отношению к Украине провалилась. Вот суть его послания: «Россия не виновата, она вела себя так, как должна была себя вести».

Лукьянов – опытный и весьма преуспевший царедворец. И он никогда не решился бы три с лишним года назад на подобное дерзкое вольтерьянство, если бы не был уверен в том, что такими же настроениями пропитана практически вся путинская верхушка, все эти 100 семей богатейших чиновников-бизнесменов. Все они не прочь понадувать имперские щечки, все они законченные «крымнашисты» и с удовольствием задушили бы «до полного изнеможения и Украину, и Прибалтику. Но фундаментальная задача созданного ими под себя государства – это создание потомственной аристократии и легитимизация наворованной собственности на Западе. А имперские понты – это уж как получится, это дополнительные психологические бонусы.

Я так подробно цитировал статью Лукьянова трехлетней давности, чтобы, сравнив ее с сегодняшним манифестом недипломата Х., читатель смог бы в исполнении живых персонажей прочувствовать динамику кремлевских внешнеполитических дебатов. Еще несколько месяцев назад шли какие-то вязкие переговоры о расширении мандата миротворцев в Донбассе, которые можно было рассматривать как некоторое направление гибридной капитуляции Кремля. Но в известной голове был сделан судьбоносный выбор в пользу «разрушения до основания антироссийской Украины». Что же произошло в ноябре 2018 года в этом сакральном вместилище уникальной российской духовности?

Напомним, Порошенко объяснил, почему Путин не выпускает из плена украинских политзаключенных и узников боевиков «ДНР/ЛНР».

Также
стал известен самый большой страх российского агрессора.