Олигархи и приватизация

11 Успехи олигархов на ниве приватизации и управления государственными компаниями вызывают беспокойство: не выгоден ли возврат «Укртелекома» в госсобственность самому Ахметову, который, высосав из компании все соки, надеется получить из бюджета более 10 млрд грн — цену, уплаченную при ее приватизации? История приватизации
На фоне стремительного замещение голосового фиксированной связи мобильной многолетнее затягивание с приватизацией «Укртелекома» было «игрой на понижение» стоимости компании и соответствовало интересам покупателя.
После избрания президентом Виктора Януковича дебаты о оптимальную глубину приватизации были заменены на кулуарное определения будущего владельца всех 92,79% «Укртелекома» оставшиеся в государственной собственности.
Путь минимизации стоимости объекта был классический: дискриминационные условия конкурса. Тогда законы о приватизации требовали осуществлять продажу стратегических объектов промышленному инвестору, то есть покупателю, который уже имеет долю на аналогичном внешнем или внутреннем рынке и заинтересован в ее расширении.

Однако приватизационные условия запретили участие в конкурсе компаниям, доход от предоставления услуг связи которых превышал 25% от общего годового дохода.

Другой дискриминационной условием для отечественных и иностранных конкурентов было ограничение участия в конкурсе компаний, у которых на всей цепочке владения корпоративными правами является любая, даже минимальная, доля компании, участником которой является любое государство или государственное предприятие с долей более 25% уставного капитала.

При этом закон запрещал быть покупателем только юридическим лицам с долей 25% и более, которая принадлежит исключительно украинскому государству.

Из-за этого к конкурсу не допустили ЧАО «МТС Украина», ЗАО «АйКомХолдинг», ООО «АЭФ», инвестиционный фонд Icon Private Eguity. Также интересовались «Укртелекомом» компании «Киевстар», акционером которой тогда была норвежская государственная Telenor Group, Deutsche Telekom, 15% акций которой принадлежали правительству Германии, а 17% — государственному банку развития KfW, «Ростелеком», Turkcell, Telekom Austria, АФК » система «,» Вымпелком «.

Участие любой из них в конкурсе изменила бы его итоги, прежде всего финансовые.

Увлекшись выполнением воли первых лиц государства, чиновники-организаторы для собственного перестрахования назначили конкурс на рождественские каникулы, 28 декабря 2010, день, когда западные финансовые институты не работают или не осуществляют крупных сделок.

Как и предполагалось, на конкурс поступила только одна заявка от заранее определенного победителя ООО «ЕСУ» — дочерней компании австрийского концерна Эрис, и «Укртелеком» отдали ей за «независимой» оценкой. Кто стоял за «ЕСУ», тогда было неизвестно. Пресса считала, что это было близкое окружение Януковича или ключевые олигархи.

Через семь лет после приватизации судебные споры в Лондонском арбитраже пролили свет на первичного покупателя. Им якобы был тогдашний глава СБУ и член Совета НБУ Валерий Хорошковский, который действовал при финансовой поддержке Дмитрия Фирташа.

Война с ветряными мельницами
В 2013 году контроль над «Укртелекомом» перешел к Ринату Ахметову, который по 860 млн долл купил «ЕСУ». В Великобритании, Нидерландах и на Кипре идут суды по этому соглашению.

Как цена телекоммуникационного гиганта за два года могла упасть на 0500000000 долл? Дело в том, что в 2011 году покупатель хотя и уплатил в бюджет 10575000000 грн, однако в этой сумме лишь чуть больше половины были его собственные, в том числе правомерно заемные средства.

Менее чем через месяц после завершения приватизационной сделки очень большую сумму — 5 млрд грн — «ЕСУ» под эмитированные им облигации предоставили банки, в том числе государственные Ощадбанк и Укрэксимбанк — по 2 млрд грн. В 2013 году и 2015 году произошла дальнейшая реструктуризация этих долгов со сроком погашения в марте 2017 года.

Заключение Укрэксимбанком и Сбербанком сделок по покупке и реструктуризации облигаций ООО «ЕСУ» не соответствовало интересам государства через их рискованность, преференцийнисть и нерыночность. Банкам самим не раз приходилось занимать деньги. Они требовали капитализации, в том числе за счет правительства. Лишь в 2014 году Ощадбанк и Укрэксимбанк докапитализовувалися на 11600000000 грн и 5 млрд грн соответственно.

С июля 2015 ООО «ЕСУ» прекратило выполнять свои обязательства перед Укрэксимбанком и Сбербанком. Результаты претензионно-исковой работы остаются неутешительными для государства как акционера этих учреждений: задолженность достигает 5600000000 грн.

Анализ некоторых судебных решений по погашению облигаций «ЕСУ» свидетельствует о наличии в Украине широких возможностей для принятия странных с точки зрения верховенства права и справедливости решений, особенно когда одной стороной является субъект государственной собственности, а другой — компания с олигархическим капиталом и оффшорным корнями .

В украинских судах должник может добиться принятия именем Украины решений об отмене долга, о приостановлении на годы рассмотрения хозяйственного дела, о предоставлении годовых отсрочек в выполнении абсолютного и безусловного долгового обязательства.

Украинские судьи могут манипулировать расчетами инфляционного дохода, останавливать рассмотрение дела об уплате основного долга на решении вопроса о размере долга, назначать экспертизы для решения школьной математической задачи, на месяцы оставляя средства, принадлежащие одной коммерческой структуре, в распоряжении другой.

111
222
Итак, перспектива непогашения задолженности перед Укрэксимбанком и Сбербанком и задачи этим ущерб государству в особо крупных размерах становится реальной. Даже в случае принятия судебных решений в пользу госбанков возможности для принудительного погашения задолженности исчерпаны, ведь в ООО «ЕСУ» отсутствует имущество.

В финансовой отчетности от 24 октября 2017 общество учитывает основные средства балансовой стоимостью 1 тыс грн, при этом его долг по облигациям — 6400000000 грн.

Единственным способом погашения долга является реституция: возвращение из бюджета частному владельцу уплаченных при приватизации 10575000000 грн и возврата долга банкам этими средствами. На такой вариант не стесняются открыто рассчитывать в госбанках.

Все на распродажу
Несмотря на потерю за период после приватизации 40% или 4 млн абонентов, телекоммуникационный гигант занимает монопольное положение в предоставлении услуг стационарной телефонии и остается лидером на рынке скоростного фиксированного доступа в интернет — 1500000 интернет-абонентов в 2,2 тыс населенных пунктах Украины.

Всего в «Укртелекоме» отмечают удовлетворительном финансово-имущественном состоянии компании, с 2012 года постоянно демонстрирует прибыльную деятельность. Суммарная чистая прибыль за период после приватизации составил 2900000000 грн, при этом наибольшую прибыль — 867 млн ​​грн — компания получила в 2017 году.

Вместе с тем, более 50% или 436 млн грн этого прибыли за 2017 получено от продажи активов, львиную долю которых составляют медный кабель и АТС. При продаже АТС рыночная стоимость только редких цветных металлов, содержащихся в оборудовании, иногда более чем вдвое превышала цену продажи самой АТС.

Активное отчуждения имущества стало мейнстримом развития компании после приватизации. Перед продажей на ее балансе находилось 19 169 зданий общей площадью 165 кв м. В феврале 2018 директор «Укртелекома» заявил, что в компании осталось около 11 тыс объектов недвижимости при потере 2 тыс объектов на оккупированных территориях.

За семь лет компания потеряла почти треть недвижимости, вместе с уменьшением числа работников с 74 тыс до 24 тыс является угрожающей тенденцией. Аудиторская фирма PwC в апреле 2017 отметила «наличие существенной неопределенности, которая может вызвать серьезные сомнения в способности» Укртелекома «продолжать деятельность».

Такой прогноз известный аудитор обусловил неполучением достаточных аудиторских доказательств для подтверждения справедливой стоимости отдельных основных средств и превышением текущих обязательств над текущими активами на 1800000000 грн на 31 декабря 2016 года.

Кроме этого, 30 сентября 2017 непокрытый убыток «Укртелекома» составил 5300000000 грн или 37% балансовой стоимости имущества. Дополнительным риском потери ликвидного имущества является кредит в «Сбербанке России» на 250 млн долл, полученный в 2011 году под залог оборудования и недвижимости. В компании избегают прямого ответа на вопрос, погашен этот долг, и есть ли в составе залога объекты стратегической инфраструктуры.

Не в восторге от нынешнего состояния «Укртелекома» и его ключевые контрагенты, которые не спешат вкладывать средства в развитие компании. Так, китайские гиганты Huawei и China Development Bank до сих пор реализовали проектов по модернизации всего на 50 млн долл из запланированных в 2015 году 400 млн долл или только 12,5%.

Перспективы и угрозы реприватизации
В октябре 2017 Хозяйственный суд Киева разорвал договор купли-продажи 92,79% акций «Укртелекома», вернул его в государственную собственность и взыскал с покупателя, ООО «ЕСУ», 81900000 долл пени за невыполнение инвестиционных обязательств.

Основанием для расторжения договора купли-продажи суд признал невыполнение обязательств по внесению инвестиций 450 млн долл и создание выделенной телекоммуникационной сети специального назначения и передачи ее в государственную собственность.
Апелляционный суд в декабря 2017 отклонил жалобу «ЕСУ». С этого момента, вне зависимости от позиции кассационной инстанции, рассмотрение в которой перенесено на 15 мая 2018 года, решение о возвращении «Укртелекома» государству вступило в силу.

Однако Фонд госимущества до сих пор не взял на себя права собственности. Активами «Укртелекома» продолжает распоряжаться «старый хозяин» — ООО «ЕСУ».

Причиной этого является то, что пакет акций «Укртелекома» находится под арестом, наложенным в рамках хозяйственного производства по ходатайству Укрэксимбанка. Лишь в конце марта 2018 суд отменил «двойной» арест этих акций, наложенный еще и в уголовном производстве, инициированном Генпрокуратурой.

Сплошные успехи отечественных олигархов на ниве приватизации и управления государственными компаниями обоснованно вызывают беспокойство: не выгодно возвращение «Укртелекома» в государственную собственность самому Ахметову, который, высосав из компании все соки, надеется в дальнейшем применить так называемую реституции и получить из бюджета 10575000000 грн — цену компании, уплаченной в 2011 году при ее приватизации?

В украинских судах возможно все. Тем более, что на момент заключения приватизационной сделки действовала норма об обязанности государства возвращать покупателю уплаченные за объект средства в случае расторжения договора купли-продажи независимо от причин расторжения, то есть даже если покупатель грубо нарушал условия этого договора.

Прецеденты применения этих норм есть. Это и реприватизации «Криворожстали», и возвращение в государственную собственность «Лугансктепловоза». В 2010 году суд постановил не просто вернуть первому покупателю «Лугансктепловоза» средства, а обязал погасить долг в долларах. От дополнительных конвертационных убытков государство спасло то, что победителем первого и второго приватизационных конкурсов была одна и та же компания.

Эксперты уверены, что сейчас «Укртелеком» стоит значительно меньше, чем семь лет назад. Руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий считает, что при повторной продаже за «Укртелеком» дадут меньше 8 млрд грн.

По мнению партнера консалтинговой группы E & C Анатолия Фроленкова, сейчас телекоммуникационные активы в мире редко продают дороже, чем за 4,5-5 EBITDA. То есть сейчас «Укртелеком» может стоить максимум 9300000000 грн.
Разорвать замкнутый круг
Прекратить потерю государством своих позиций нельзя. Для предотвращения реституции следует доказать незаконность схемы приватизации «Укртелекома», то есть она была организована для завладения неконкурентным способом его имуществом.

Признание в судебном порядке приватизационной сделки противоречащей интересам общества и нарушает публичный порядок на основании статьи 228 Гражданского кодекса, отменит необходимость возвращать из бюджета 10575000000 грн.

Ключевым в этом деле является доведение преступлений, совершенных на высших ступенях власти. Без привлечения к ответственности конкретных лиц дело с места не сдвинется. Это касается не только организации приватизации «Укртелекома». Речь идет также о покупке и реструктуризации облигаций ООО «ЕСУ», растрату 220 млн грн бюджетных средств, выделенных на создание специальной системы связи, отчуждения имущества «Укртелекома».

Какой может быть дальнейшая судьба «Укртелекома»? Сейчас государство не имеет ресурсов для модернизации компании, развития сети, внедрения новейших технологий, перехода на оптико-волоконная связь. Итак, повторная приватизация выглядит целесообразной.

Конечно, текущее состояние объекта, мировая конъюнктура и экономическая ситуация в Украине не позволяют продать «Укртелеком» за большие деньги. Вместе с тем, открытая конкуренция и прозрачность продажи этого актива могут дать государству существенный бонус.

По материалам: epravda.com.ua

Добавить комментарий