Новый банковский кризис-2

Мы уже писали о том, что в стране назревает кризис банков. Первой ласточкой оказался ВТБ. Но это не единственный тревожный звоночек. Нацбанк сообщил, что в сентябре банки получили 2,5 млрд. грн убытка. И объявил, что с 1 декабря 2018 года введенный недавно кризисный норматив LCR станет обязательным к исполнению. Финучреждения будут рассчитывать его ежедневно и отчитываться ежемесячно. Аналитики говорят, что новый норматив НБУ не выполнит и половина украинских банков. Для них в проекте бюджета на 2019 год предусмотрена возможность национализации.

Теперь обо всем по порядку. Согласно данным НБУ, в сентябре украинские банки получили убыток 2,497 млрд. грн, сократив чистую прибыль с 13,747 млрд. грн в январе-августе до 11,250 млрд. грн в январе-сентябре. Напомним, в августе банки заработали 4 млрд. грн.

В начале этого года, если точнее – 15 февраля 2018-го, правление НБУ объявило финансовому рынку “приятную” новость: с целью повышения устойчивости банковской системы к возможным шокам введен новый пруденциальный норматив – коэффициент покрытия ликвидностью или LCR (англ. – Liquidity Coverage Ratio). В соответствии с нормами законодательства ЕС и рекомендациями Базельского комитета (Базель III).

“Следующим шагом в этом направлении будет введение еще одного норматива – коэффициента чистого стабильного финансирования (Net Stable Funding Ratio, NSFR), а также принятие новых стандартов организации системы управления рисками в банках Украины, включая риск ликвидности”, – заявили в НБУ.

Говоря простым языком, LCR – это соотношение качественных ликвидных активов банка к сумме, необходимой для покрытия повышенного оттока средств из банка в течение 30 дней. К таким активам относятся средства на корсчетах в Нацбанке, наличные в кассе, ОВГЗ с коротким сроком погашения, сертификаты НБУ, долговые бумаги международных высокорейтинговых банков и проч.

Суть нового норматива – определить, достаточно ли средств у банка, чтобы справиться с паническим оттоком средств кредиторов в случае кризиса. Но проблема в том, что такие формально правильные европейские требования – не для нашей банковской системы, в которой объем проблемных кредитов официально составляет 54,31% и на начало октября вырос до 662,8 млрд. грн с 655,9 млрд. грн на начало сентября.

Самое тревожное, что по разным оценкам от 45% до 60% финучреждений не смогут в срок выполнить требования НБУ. Что это означает догадаться не трудно: над банковским рынком снова может пронестись ураган банкротств. Только отдохнули от “зачистки имени Гонтаревой” и вот – снова…

Тем не менее, НБУ упорно гнет свою линию, и с 31 декабря 2018 года, согласно постановлению НБУ №114, финучреждения начнут высчитывать новый стрессовый норматив в режиме реального времени. Причем им сразу нужно вывести LCR на 80%.

Как отмечает издание Финклаб, знакомые с ходом внедрения норматива эксперты уверяют: около половины украинских финучреждений не смогут достичь даже стартовой величины норматива.

Банкиры сетуют, что НБУ не позволяет включить в сумму высоколиквидных активов средства на коррсчетах в иностранных банках, если у партнера нет высокого инвестиционного рейтинга. Но ситуация такая, что нашим банкам не приходится особо перебирать иностранными партнерами – работают с теми, кто соглашается. А соглашаются не все.

Финклаб пишет, что банкам придется забирать эти деньги и вносить в кассу. А затем вкладывать в ОВГЗ на радость Минфину и Нацбанку, чтобы за счет наращивания высоколиквидного портфеля выполнит требуемый норматив LCR. Такая политика, по мнению экспертов, обрушит ставки по валютным вкладам, поднимет проценты по депозитам в гривне, а о возобновлении кредитования и речи быть не может.

Но самое тревожное, что по разным оценкам от 45% до 60% финучреждений не смогут в срок выполнить требования НБУ. Что это означает догадаться не трудно: над банковским рынком снова может пронестись ураган банкротств. Только отдохнули от “зачистки имени Гонтаревой” и вот – снова…

СМИ уже прогнозируют, что к 2021 году банковская система Украины похудеет минимум вдвое: выживут только иностранные финучреждения, госбанки и еще несколько крупных системных украинских структур. Небольшие банки в большинстве своем будут вынуждены покинуть рынок.

Помимо жестких нормативов, в ближайших планах НБУ поднять требования по размеру уставного капитала выше нынешних 200 млн. грн и ввести новые нормативы и требования, помимо упомянутого выше LCR. Например, обсуждается некий “оценочный параметр операционных рисков”, который будет влиять на расчет регулятивного капитала – чем выше риск, тем ниже капитал.

С одной стороны, хорошо, что Нацбанк заботится о стабильности и стрессоустойчивости вверенного ему сектора. Теоретически он может гарантировать, что при резком падении гривны, дефолте или других видах экономических потрясений банки не рухнут сразу, одномоментно.

Похоже, что власть и без предостережения аналитиков четко понимает, какие последствия могут иметь введение LCR и т.п. Не случайно в проекте бюджета на 2019 год заложено право Кабмина выпускать облигации внутреннего займа для обмена на акции банков

С другой стороны, порядок, который навел НБУ, сильно напоминает дисциплину на кладбище. Банковский рынок не развивается, он не динамичен, он не выполняет своей функции – финансового мотора экономики. И вообще озабочен одним: собственным выживанием и формальным соответствием нормативным требованиям Нацбанка. А все остальное – хоть трава не расти!

Не удивительно, что власть и банки отлично спелись на почве общих интересов – наркотической зависимости от операций с ОВГЗ. Причем, все понимают пагубность и безысходность сооружения этой пирамиды, но тешат себя мыслью, что рухнет она не при нашей жизни. А когда-то в будущем. Самонадеянная, мягко говоря, легкомысленность.

Да, но вернемся к банкам и нормативам. Похоже, что власть и без предостережения аналитиков четко понимает, какие последствия могут иметь введение LCR и т.п. Не случайно в проекте бюджета на 2019 год заложено право Кабмина выпускать облигации внутреннего займа для обмена на акции банков.

Цитирую проект бюджета-2019:

“Стаття 16. Надати право Кабінету Міністрів України у разі потреби здійснювати випуски облігацій внутрішньої державної позики понад обсяги, встановлені додатком № 2 до цього Закону, з подальшим придбанням у державну власність в обмін на ці облігації акцій додаткової емісії банків з відповідним коригуванням граничного обсягу державного боргу, визначеного цим Законом.

На обсяг випущених облігацій внутрішньої державної позики Міністерство фінансів України збільшує відповідні показники фінансування державного бюджету понад обсяги, затверджені у додатку №2 до цього Закону.

Стаття 17. Надати право Кабінету Міністрів України у разі потреби здійснювати випуски облігацій внутрішньої державної позики понад обсяги, встановлені додатком № 2 до цього Закону, в обмін на ці облігації векселів, виданих Фондом гарантування вкладів фізичних осіб, з відповідним коригуванням граничного обсягу державного боргу, визначеного цим Законом.
На обсяг випущених облігацій внутрішньої державної позики Міністерство фінансів України збільшує відповідні показники фінансування державного бюджету понад обсяги, затверджені у додатку №2 до цього Закону”.

Напомню, что по такой схеме был национализирован “Приватбанк” и другие финучреждения, ставшие государственными. Аналогичный механизм предполагается и для Фонда гарантирования вкладов физлиц.

Только зачем державе столько госбанков? Она не может справиться с теми, что национализировала раньше. И неужто, помимо национализации, ждем новых банкротств и необходимости выплачивать компенсации вкладчикам?