Койчукова переоценили

Вор в законе Шакро обещал заплатить подчиненным Бастрыкина не $500 тыс, а в десять раз больше.

Дело по обвинению начальника главка СКР Михаила Максименко дает нам представление о том, сколько готов выложить воровской мир за прекращение уголовных дел против уголовных авторитетов. В частности, за освобождение из-под стражи Андрея Койчукова по кличке «Итальянец» его напарник — вор в законе Захарий Калашов (Шакро Молодой) готов был заплатить пять миллионов долларов, а не в десять раз меньше, как считалось ранее. Правда, уголовник успел передать правоохранителям только пятую часть от требуемой суммы, которую оперативно собрали близкие ему бизнесмены. 

Непосредственно Захарий Калашов, уголовное дело которого о вымогательстве 8 млн рублей у владелицы ресторана Elements Жанны Кимслушается сейчас в суде, прямого отношения к этому преступлению не имел. Инициатором жестких переговоров с госпожой Ким и случившейся вслед за ними перестрелки 14 декабря 2015 года, по версии следствия, стал ближайший сподвижник вора Андрей Кочуйков. Последовавший затем арест Итальянца Шакро, принял близко к сердцу и приказал своим подручным найти возможность повлиять на следствие и добиться освобождения соратника из-под стражи. 

Люди из ближайшего окружения вора в законе обратились за помощью к крупным коммерсантам, которым Шакро в разное время помогал решать проблемы с криминалитетом. Те сразу откликнулись на призыв, собрав общими усилиями порядка $5 млн. Такую сумму, по данным участников схемы, запросил у них тогдашний начальник главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаил Максименко. За эти деньги господин Максименко, возглавлявший не только главк, но и службу безопасности главы СКР Александра Бастрыкина, якобы пообещал решить все вопросы со следствием, подразделениями внутреннего процессуального контроля и руководством комитета. 

Первый транш в размере $500 тыс господину Максименко, как полагает следствие, поступил от владельца сети ресторанов Олега Шейхаметова. Бизнесмен в ресторане Новинского пассажа передал коробку с деньгами бывшему полковнику МВД Евгению Суржикову,  возглавлявшему в последнее время один из подконтрольных Шакро ЧОПов, а тот передал ее своему приятелю, замглавы УСБ СКР Денису Богородецкому. Последний, считает следствие, отнес взятку своему начальнику Александпу Ламонову,  от которого она и поступила господину Максименко. Интересно, что он, по данным следствия, взял себе лишь $400 тыс, а $100 тыс вернул господину Ламонову, чтобы тот разделил комиссионные между всеми посредниками, что и было сделано. Эта сумма ранее и фигурировала в публикациях о взятке. 

Отметим, что по итогам расследования этого эпизода в суд поступило обвинительное заключение только на одного господина Максименко. Взяткодатель Шейхаметов избежал уголовного преследования, поскольку явился с повинной. Деятельное раскаяние спасло от наказания и посредника Богородецкого, а вот господину Ламонову придется отвечать по ст. 290 УК РФ (получение взятки) позже. Кстати, аналогичное обвинение по этому эпизоду предъявлено и бывшему замглавы столичного ГСУ СКР Денису Никандрову, который, по версии следствия, непосредственно курировал процедуру переквалификации обвинения Итальянцу на более мягкую статью УК. Сам он утверждал, что участвовал в коррупционной схеме только из страха — он якобы опасался, что Михаил Максименко в случае отказа воспрепятствует его карьере в СКР. Однако сотрудники ФСБ ему, видимо, не поверили — вчера чекисты добились в Мосгорсуде продления ареста господина Никандрова на два месяца. Тем более что Денис Никандров, как полагает следствие, имел отношение еще к одному эпизоду получения особо крупной взятки полковником Максименко. ФСБ считает, что на освобождение Итальянца передал €500 тыс и крупный девелопер Дмитрий Смычковский, проживающий сейчас в США (он объявлен в международный розыск). По данным следствия, деньги бизнесмен передавал через тех же посредников, однако вознаграждения на этот раз они не получили, и их уголовное преследование по этому эпизоду было прекращено. Например, сняв претензии с Ламонова, следствие просило суд продлить ему арест всего на месяц. За это время экс-безопасник планирует завершить уже начатую им процедуру заключения досудебного соглашения с Генпрокуратурой и выйти из СИЗО под домашний арест. 

Зато по эпизоду с участием господина Смычковского появился еще один взяткополучатель — экс-начальник управления СКР по ЦАО Москвы Алексей Крамаренко, недавно арестованный. По версии следствия, полученные от господина Смычковского деньги Михаил Максименко распределил как раз на «городской» и «окружной» уровни. 

Из показаний обвиняемых и материалов их оперативной разработки следует, что помимо господ Шейхаметова и Смычковского деньги на освобождение Итальянца предоставили еще как минимум три крупных бизнесмена. Сотрудничать со следствием они не хотят, а принудить их к этому ФСБ не может: предполагаемые взяткодатели либо скрываются за границей, либо обладают особым юридическим статусом и поэтому неприкосновенны. По данным «Ъ», господин Шейхаметов стал доступен для следствия в общем-то случайно. Дело в том, что в начале расследования его допросили в качестве свидетеля — как человека, официально оплачивавшего услуги адвокатов Итальянца, после чего бизнесмен уехал в США. А через несколько дней, изучая оперативную съемку, чекисты поняли, что в Новинском пассаже Евгений Суржиков получил коробку с деньгами от господина Шейхаметова. Тогда они связались с бизнесменом через его адвоката и порекомендовали взяткодателю признать вину и тем самым избежать проблем в будущем. Тот так и поступил. 

Как ранее сообщало агентство «Руспрес», совладельцем сети ресторанов «Якитория» Олега Шейхахметова является действующий депутат Госдумы Андрей Скоч,  которого также неоднократно называли одним из взяткодателей Михаилу Максименко. Миллиардеру Скочу, как и бывшему советнику председателя Верховного суда Игорю Борисенко  неоднократно отправлялись повестки с вызовом на допрос, но они на них не реагируют, поскольку находятся за границей.

Добавить комментарий