Центр «неособой» Донетчины и его особое положение

В Мариуполе ситуация пока относительно спокойная. Если не считать коротких пулеметных очередей, которые были отчетливо слышны в последние дни жителям Жовтневого и Приморского районов. В местном штабе обороны говорят, что это военные учения, которые должны повысить уровень обороноспособности…

На днях же в приазовской столице состоялось открытое заседание Штаба территориальной обороны города с участием губернатора Донецкой области Сергея Таруты, мариупольского мэра Юрия Хотлубея, а также киевских общественных деятелей и журналистов Светланы Залищук, Екатерины Горчинской, Павла Шереметы, Мустафы Найема и Сергея Лещенко.

Хотлубей отметил, что сегодня вокруг темы обороны Мариуполя объединились все здоровые силы города, независимо от политических взглядов. Тарута, в свою очередь, акцентировал внимание на необходимости ускоренной работы по укрытию блокпостов и усилению охраны мостов.
После заседания провели пресс-конференцию, на которой председатель Донецкой ОГА высказал свое недовольство законом об «особом статусе» отдельных районов Донбасса, который был принят Верховной Радой 16 сентября. Тарута говорит, что не понимает, как должно выполняться данное решение, и что ему как губернатору нужно теперь делать…

Вероятность штурма

В пользу оптимистических прогнозов по поводу вероятной угрозы штурма Мариуполя пока говорят два основных фактора — военный и временной.

Если прокремлевским боевикам и российским войскам все-таки будет дана команда атаковать столицу Приазовья, им, судя по всему, впервые за время боевых действий на Донбассе придется столкнуться с такой значительной обороной, которая в последние недели выстраивается вокруг города. Не говоря уже о психологическом барьере: одно дело — захватывать населенные пункты «изнутри» или входить в них без особого шума и сопротивления; другое — в самом наступательном смысле штурмовать плотно обороняемый крупный город с вытекающими отсюда катастрофическими последствиями для его населения и инфраструктуры.

Недавно на въезде в Мариуполь начали обустраивать третью линии защиты. Она уже располагается в черте города. Местных жителей это взволновало — теперь оборонительная линия приблизилась к их домам. Тем не менее, военные успокаивают людей тем, что перед этой линией есть еще две за рамками города. Отмечается, что третья предназначена для фильтрации авто, приезжающих в город, чтобы не пропустить диверсантов.

Недавно в приазовской столице в целях безопасности был введен особый режим въезда в город в ночное время суток: с 20:00 до 6:00 въезд разрешается лишь лицам с мариупольской пропиской, а вот выезд в это время будет запрещен.

Что касается временного фактора, то оккупантам гораздо проще было бы еще в конце августа или в начале сентября накрыть Мариуполь «новоазовской волной». С учетом того, что тогда оборона города имела, мягко говоря, скромный вид; и приблизиться к центру Приазовья на фоне захватов соседних территорий, но не штурмовать, означало, естественно, дать время противоположной стороне на усиление защиты. Были бы заинтересованы в этом антиукраинские силы, если бы они реально планировали идти войной на Мариуполь? Едва ли.

Впрочем, в такой логике возможна недооценка самоуверенности противника — мол, «если захотим, возьмем ваш Мариуполь, как бы вы его ни защищали»…

Роль медиа-портрета

В последнее время проукраинской общественностью временной столицы Донетчины и местной властью активно создаются медийные поводы, призванные послужить некими информационно-психологическими «блокпостами». Вот несколько примеров соответствующих новостных заголовков и подзаголовков:

«В Мариуполе школьникам прививают любовь к Украине, ее обычаям и традициям. В школах проводятся мероприятия, направленные на национально-патриотическое воспитание молодежи».

«Интеллигенты Мариуполя написали манифест, в котором они отметили, что „Мариуполь под угрозой“. И поэтому нужно объединиться против общего врага — „ДНР и ЛНР“».

«Мариупольцы выходят на митинги, строят оборонительные сооружения и идут в партизаны. Несколько раз на неделе с сине-желтыми знаменами выходили на улицы жители Мариуполя на Донетчине, чтобы напомнить российским войскам: город был и есть украинским».

«Волонтеры Мариуполя вместе с автомайданом отвезли флаги на блокпосты. Начали с Виноградного и закончили блокпостом в аэропорту».

«В Мариуполе на митинге освятили флаги из Киева и подарили бойцам. Сегодня на митинге на площади Свободы развернули флаги Украины, которые накануне привезли киевляне».

«В Мариуполе вышили карту Украины. Сотни мариупольцев сегодня собрались на площади Свободы, чтобы выступить за мир и единую Украину».

«В Мариуполь прибыл километр флагов из Киева. Сегодня общественники Мариуполя получили посылку — километр флагов из Киева»…

Таким образом, с точки зрения вероятного штурма, усиленная информационно-общественная работа местной власти и самоорганизация здешних проукраинских групп способствуют формированию стратегически выгодного медиа-портрета столицы Приазовья. Дескать, город в своем большинстве выступает за мир и Украину, а не за войну и Россию.

Специфика местных настроений

То, что мариупольское большинство выступает за мир, вряд ли может вызывать какие-то сомнения. Но вот насколько оно «за Украину» и «за Россию» в сложившихся обстоятельствах, судить сложно, несмотря на характерную идеологическую однозначность вышеописанного медиа-портрета.

Проведи сейчас в Мариуполе соцопрос на тему «Кто виноват в боевых действиях на Донбассе?», далеко не исключено, что антикиевских ответов было бы больше, чем антикремлевских. Это еще, конечно, не значит, что мариупольское большинство поддерживает пророссийский сепаратизм и с надеждой на лучшее ждет прихода «освободителей», но тем не менее…

Дело не в том, что медиа-картинка «подменяет» реальную ситуацию в Мариуполе (если местная проукраинская группа — это меньшинство, то оно весьма масштабное, плотное, а что еще важнее — способное к самоорганизации), а в том, что даже самая эффективная информационная кампания не может заменить реальной коммуникации с неактивным большинством.

Как бы там ни было, если считать, что в нынешнем Мариуполе доминируют пророссийские настроения, то ключевую роль в данном случае играет то, что они пока что не проявляются агрессивным образом, как, например, в «особых» районах Донбасса. Поэтому сегодня одной из основных задач является не перебарщивать с формальными программами «патриотизации» мариупольского населения. Это может настраивать его на совершенно противоположные вещи.

А с общественным сознанием Мариуполя стоит работать очень аккуратно еще и потому, что этому городу, по всей видимости, еще не один месяц предстоит оставаться временной столицей Донетчины. Той Донетчины, которая будет оставаться «неособой»…