АнтиАтатюрк. Что изменится в Турции при новом президенте

После 11 лет на посту премьер-министра Реджеп Тайип Эрдоган стал президентом Турции. Что это принесет стране?

В Турции пост президента – это в основном церемониальная позиция. Во время предвыборной кампании Эрдоган заявлял, что он не будет выходить за рамки конституционных полномочий президента, но некоторые члены его Партии справедливости и развития дали понять, что он все равно останется лидером. Но министр экономики Нихат Зейбекчи в прошлом месяце утверждал, что президент уже сейчас имеет «исполнительные» полномочия и возьмет на себя самые важные обязанности, которые сейчас относятся к компетенции премьер-министра, в том числе возглавит правительство, пишет американское издание Foreign Policy.

«Я впервые утверждаю это публично; отныне в Турции президент, а не премьер-министр, будет главой кабинета,- сказал Зейбекчи. — Вы понимаете? Пусть не будет никаких намеков на инакомыслие».

Место премьер-министра займет лояльный «держатель места», что позволяет Эрдогану продолжить эффективное управление подобно тому, как Путин продолжал руководить Россией во время правления Дмитрия Медведева, говорит Синан Ульген, председатель стамбульского Центра исследований экономики и внешней политики. Для всех практических целей он будет пытаться играть роль и президента и премьер-министра, говорит Ульген.

Подчинение поста премьера посту президента покончит с остатком системы  сдерживаний и противовесов, добавляет Ульген.

Турки уничтожили последнюю основу кемалистского государства

Тем не менее, Эрдоган в ходе предвыборной кампании заявил о программе действий, которая не совпадает с имиджем авторитарного правителя. Он обещал демократизацию и реформы, введение гражданской конституции вместо законодательства, принятого военной хунтой в 1982 году, а также расширение прав меньшинств в рамках переговорного решения, чтобы закончить идущее уже тридцать лет курдское восстание.

Таким настроениям можно было доверять, когда Партия справедливости и развития Эрдогана впервые пришла к власти в 2002 г. Хотя корни Эрдогана были в исламистской политики, его партия выиграла выборы, приняв политику секуляризма и платформу интеграции с ЕС, либерализации экономики и реформы прав человека. Но сегодня многие бывшие союзники партии Эрдогана сомневаются, что она по-прежнему намерена двигать Турцию в этом направлении.

По мнению некоторых экспертов, изменения начались после конституционного референдума в 2010 году, который позволил реорганизовать верхние уровни судебной системы. Реформировав полностью светские высшие суды, турки уничтожили последнюю основу кемалистского государства, созданного в 1923 году. В то же время, это дало политическому проекту Эрдогана поддержку в обществе. Еще более существенный сдвиг произошел в мае 2013 года, когда Эрдоган решительно поддержал действия полиции во время массовых антиправительственных протестов по всей стране, в результате которых погибло восемь человек.

Когда через несколько месяцев после протестов коррупционный скандал потряс правительство, Эрдоган снова пошел на авторитарные меры. По словам исламского проповедника и бывшего союзника Эрдогана Фетхуллаха Гюлена, премьер связал коррупцию с «попыткой государственного переворота», ограничил независимость судебной власти, расширил полномочия внутренней разведки, а также усилил интернет-цензуру.

Партия Эрдогана также пытались контролировать прессу, стремясь подчинить влиятельные средства массовой информации и телекоммуникационные компании союзникам партии.

«Турки сейчас — нация, которой восхищаются»

Однако такие детали вряд ли уменьшат консервативную избирательную базу Эрдогана. Его избиратели остаются благодарными за более чем десятилетие стабильного экономического роста и реализацию программы развития инфраструктуры и здравоохранения.

«Мы сейчас – нация, которой восхищаются, а не народ, который смотрит на европейские города и восхищается ими», — сказал Эрдоган на церемонии открытия первой в стране линии высокоскоростных поездов в прошлом месяце, подчеркнув, что хорошие дороги, высокоскоростные линии железнодорожные линии, школы, университеты, больницы и плотины «построены при его правлении».

Такая стратегия является выигрышной для Эрдогана и его партии. «Поведение избирателей в Турции не определяется демократичностью лидера, — говорит Доган Акин, основатель и редактор главного независимого новостного сайта T24. — На него больше влияют вопросы развития и экономики. В настоящее время, турки считают, что правительство обеспечивает их ежедневные потребности».

Победа Эрдогана может принести ему новые трудности

Победа Эрдогана в выборах, тем не менее, может принести ему новые трудности. Ульген отмечает, что в качестве президента — позиция, которая формально является аполитичный — он больше не будет иметь возможность открыто агитировать за свою партию на парламентских выборах, намеченных на июнь следующего года.

Что касается экономики, то эпоха быстрого экономического роста, в течение которого ВВП Турции рос в среднем на более чем на 5% в год в течение примерно десяти лет, вероятно, подходит к концу. Недавнее исследование предсказывает, что ежегодный рост с 2015 по 2019 годы, скорее всего, составит в среднем 3,9%. Мало кто верит, что Турция в 2014 году достигнет прогнозируемого правительством роста в 4%. Согласно прогноз ОЭСР, вышедшем в прошлом месяце, рост составит 3,3%. Самая последняя плохая экономическая новость пришла на этой неделе, когда месячные показатели инфляцию составили 9,3%, что выше ожиданий рынка, что привело к падению стоимости турецкой лиры.

Перевод Нина Шершова