Андрей Зинченко: реальна ли ренационализация Приватбанка?

Окружной административный суд г. Киева рассматривает дело № 826/1317/17 по иску ряда юрлиц (Camerin investments LLP, Sunnex investments LLP, Tampleon investments LLP, Berlini commercial LLP, Lumil investments LLP, Sofinam LLP) к НБУ, ФГВФЛ, уполномоченному лицу фонда, а также самому Приватбанку и Минфину как третьим лицам о признании противоправным и отмене решения.

О каком решении идет речь в процессуальных документах, учитывая контекст и стороны процесса можно сделать соответствующее предположение, особенно учитывая, что суд затребовал среди прочих документов решение Правления НБУ №498-рш/БТ от 18.12.2016 об отнесении Приватбанка к неплатежеспособным, решение исполнительной дирекции ФГВФЛ от 18.12.2016 №2859 о введении в Приватбанк временной администрации и от 21.12.2016 №2897 про прекращение таковой.

Дело рассматривается в открытом режиме, процессуальные решения публикуются на сайте реестра судебных решений. Председательствующий судья – И.Качур.

Из материалов дела следует (и в этом каждый желающий может убедиться лично), что существует договор купли-продажи акций ПАО КБ «Приватбанк» от 21.12.2016 №БВ-744/16/13010-05/131.

Далее суд устанавливает, что в преамбуле договора указано, что он заключен между Государством Украина в лице Министерства финансов с одной стороны и всеми лицами, которые состоянием на дату заключения этого Договора являются собственниками простых именных акций Банка в количестве соответственно реестру акционеров ПАО КБ «Приватбанк» в Национальной депозитарной системе Украины от 21.12.2016, который является приложением №1 к этому договору.

Суд также установил, что самого приложения в материалах дела нет, и принял процессуальное решение затребовать такое приложения для установления всех надлежащих сторон рассматриваемого дела поскольку не смог установить, были ли указанные выше истцы продавцами акций по договору и являются ли они владельцами акций сегодня.

Буквальное прочтение процессуального решения позволяет предположить, что договор от 21.12.2016 о продаже акций Приватбанка заключался Минфином со списком сторон в приложении, от имени которых действовал ФГВФЛ, и при этом данные стороны оспаривают решения регулятора и фонда, а стратегия истца вероятно направлена на признание решений незаконными с чуть ли не целями по восстановлению status quo на момент до принятия спорных решений.

Факт национализации Приватбанка стал серьёзным общественно-финансовым стресс-тестом, возможные же последствия удовлетворения рассматриваемого иска могут стать не менее значимыми – ведь похоже, что речь может идти о ренационализации структуры, в которой прошли значительные финансовые изменения фактически за счет бюджета.

Беспрецедентность происходящего открывает дискуссию на тему: «Каковы же могут быть последствия, если истцы выиграют суд?».

Попробуем рассмотреть ответ на этот вопрос в первом приближении. Принимая во внимание, что суд первой инстанции не выносит окончательное решение и какое бы оно ни было с вероятностью близкой к 1 можно быть уверенным, что стороны пойдут в апелляционную, кассационную инстанции и далее в Верховный суд, отметим, что до фактического окончания производства по делу пройдет длительный промежуток времени.

Полярные варианты дерева сценариев могут быть следующими: суд отказывает истцам в полном объеме и дальнейшее развитие ситуации происходит в соответствии со стратегическим видением текущего владельца; суд поддержит истца и ряд ранее принятых решений будет отменен.

Очевидно, что во втором варианте возникнет вопрос восстановления прав акционеров по состоянию до национализации. Финансово-правовая тонкость возможной ситуации будет заключаться в том, что автоматического возврата инвестированных государством средств такой сценарий не предполагает и в случае очередного изменения собственника таковой может получить все бонусы текущего баланса. При этом суд вряд ли примет решение об обеспечении иска, т.к. это очевидно осложнит текущую деятельность банка.

Поэтому в случае перспективы положительного для истца решения общественность может стать наблюдателем картины обратной традиционной.

В обычном сценарии последних лет при надвигающихся рисках выведения банка с рынка органы управления в большинстве случаев начинали оперативно выводить активы: кто на связанные кампании, кто в другие юрисдикции и далее, в зависимости от финансовой изобретательности выводящих и степени контроля за ними.

В итоге обычно ФГВФЛ практически мало что доставалось. В самых тяжелых случаях – одна лицензия и вывески, т.к. даже центральные офисы могли быть арендованными.

В случае же перспектив судебного решения в пользу истцов государство вероятнее всего будет защищать инвестированные средства, поскольку:

а) все-таки миллиарды;

б) внешние кредиторы будут так же обеспокоены, как и внутренние.

И это на фоне возможного отсутствия обеспечения по иску до его принятия и вступления в законную силу. Т.е. время для маневра очевидно останется. А вот его последствия могут вызвать некоторую обеспокоенность, поскольку финансовый механизм будет не очевиден.

Более предметные прогнозы ситуации можно давать только по ходу продвижения рассмотрения дела ввиду его уникальности и неоднозначности, но в любом случае действия сторон заслуживают скрупулёзного изучения ввиду очевидной значимости для социально-экономической системы страны в целом.

Вместе с изложенным необходимо отметить, что для стороннего наблюдателя перспективы процесса могут казаться почти однозначными, однако судебная практика в последнее время не сформировала ориентиров приоритетности при рассмотрении «банковской» категории дел, что в свою очередь делает исход дела на текущей стадии скорее стохастическим.

Очевидным следствием сложившейся ситуации является почти бесперспективность дальнейшей продажи банка до завершения судебного процесса поскольку найти покупателя на спорный актив будет трудно.

Андрей Зинченко, доктор философии в области экономики, доцент кафедры финансов Национального университета судостроения